Скарфолк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скарфолк » нечто совершенно иное » Раскажи мне, как ты спишь?


Раскажи мне, как ты спишь?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

РАСКАЖИ МНЕ, КАК ТЫ СПИШЬ?

Две минуты за полночь; уже понедельник; одинокий, частный дом на окраине Скарфолка
Джонс, который и не Джонс вовсе; куда более юный чем ныне, Джо Хартс


Ночь полностью вошла в свои права. Кто положил ружьё под подушку и отправился в царство снов, кто-то прижался к тёплому боку самого дорого человека и слушает его сказки, кто-то дочитывает последние страницы книги, перед тем как готовится ко сну, ну а кто-то собирается сегодня закрыть глаза в последний раз.
Человеческая жизнь недолговечна, как это не печально. И маленький мальчик, в самом начале своей жизни приехавший в этот таинственный город, сейчас уже ставший глубоким стариком, понимает это как никто другой. Но всё же, у него, одинокого и всем забытыми, есть ещё одно дело, которое он должен завершить, прежде чем покинет этот серый мир.
Он должен дождаться друга.


http://sf.uploads.ru/vWwqb.jpg

Отредактировано Джо Хартс (2016-10-08 15:18:46)

0

2

Медленно наползающий на город ночной полумрак заглянул в окно стоящего на отшибе дома, привлеченный отсутствием защитного светового пятна от ярких ламп, постоял немного и пополз дальше, заботливо укутав обветшалое строение паутиной сумрака.
Там, в единственной, еще сохранившей следы обжитого быта, комнате, лежал на широкой, добротной, еще довоенного качества, кровати одинокий старик. Булькающие воздухом прокуренные, пораженные воспалением, легкие едва справлялись с задачей поддержания жизни в угасающем теле, а старые настенные часы укоризненно покачивали маятником ”не-по-ра-ли-уже”, поражаясь упрямству этого старого осла, все еще волокущего тяжко нагруженную упряжку жизни.
А он никуда не торопился. Свисающая с края кровати, усохшая до состояния обтянутой кожей кости рука, беспокойно перебирала скрюченными пальцами воздух - он, как в далеком детстве, ждал, когда в ладонь толкнется широким лбом тот-кто-живет-под-кроватью.
Столько лет прожито, столько дорог пройдено, но старик вернулся сюда, в дом своего отрочества - не потому, что скучал по родным местам (глаза б их не видели!), по людям (чтоб все провалились!) или по дому (да гори он огнем!) - а потому, что именно здесь началась странная дружба, и именно здесь она и должна закончиться.

Сведения о старике

http://se.uploads.ru/aj5cq.jpg
Харви Робертс, 92 года.

+1

3

Впервые за несколько тысячелетий, Джо гонит вперёд не голод. Нет, он конечно тоже, он вечный его спутник, но сейчас он впервые кажется жалким и надоедливым неудобством, а не жизненной необходимостью. Тени клубятся вокруг Джо, указывают путь, гасят жёлтый, яркий и противный свет фонарей - спутанные, непослушные ветви живых деревьев Скарфолка шелестят ему вслед "спеши, спеши". Он спешит. Проклятый старый осёл забрался в такую глушь, что сюда почти не добираются аномалии Скарфолка, и Джо не может просто взять и оказаться где хочет. Дом стоит прямо на границе. Этот человек всегда любил балансировать на краю.
Джо резко припадает на лапы. Ну да, ещё более отвратительно чем всегда... Сколько они не виделись? Лет пять, десять? Он сбежал отсюда, толком ничего не объяснив, что бы потом вернуться издыхать, на старых, жёлтых простынях в этой пародии на дом. Он задолжал ему как минимум пару ответов.

Джо досадливо рычит, в горле его бьётся какое-то незнакомое ему ощущение, о которого что-то глубоко внутри болит, ноет настойчиво. Джо смотрит на заросшее крыльцо с поломанными ступенями, обвалившуюся черепицу, запылённые окна. Дом кажется тоже вот-вот испустит дух, Джо слышит как он стонет гуляющими в нём сквозняками.
Джо вдыхает по ночному холодный воздух, наслаждаясь им, прикрывает глаза, что бы открыть их уже под громадой пыльной кровати. В углу лежит носок, кажется забытый там пару десятков лет назад, какие-то бумажки, детский покоцанный кубик. Прямо напротив глаз - рука. Джо смотрит на неё, словно в первый раз видит руку этого человечка. Отчасти так оно и есть. Рука словно одновременно и знакома и абсолютно чужая. Вены, ярко синие,  так бесстыдно видные на старчески сухой, пергаментной коже. Она иссохшаяся, бледная, будто и не реальная, не живая. Скрюченная как куриная лапа, со старческими вспухшими суставами. К такой руке почти страшно прикоснутся, она выглядит как сухой прутик, тронешь и поломается.

В нос бьют запахи лекарств и болезни, но чуткий к эмоциям Джо не чувствует и толики страха. Даже страха смерти нет, он бы точно почувствовал этот горький, ничём несравнимый привкус. Старик на ложе абсолютно спокоен и Джо нарушает его терпеливое ожидание, с утыкаясь жестом, который он не забыл бы и через миллион лет, в эту сведённую судорогой конечность.

- Выглядишь отвратительно, старый дурак, - усмехается он, говоря так, словно продолжая разговор с недавней паузы. Отчасти так и есть, все эти их встречи, слишком долгий разговор, который они всё никак не могли закончить, - Хотя вроде для человеческого существа ты прожил довольно долгую жизнь, да?

+1

4

- Мы с тобой никогда не блистали красотой, - старик растянул в улыбке непослушные губы и закашлялся смехом, а пальцы в это время торопливо гладили, щупали, почесывали желтыми пластинами ногтей ночной подкроватный кошмар. Суетливо, словно стремясь собрать как можно большей урожай ощущений с собой, на ту сторону бытия, он очерчивал сморщенными подушечками пальцев контуры обличья монстра, а внутри пузырилось счастье, отражаясь угасающими искорками в подслеповатых, слезящихся глазах.
- Прости, я так и не научился бояться…


Харви всегда был странным ребенком, его так и называли - Чудик. Когда его сверстники обдирали коленки, карабкаясь на деревья и чужие крыши, он отсиживал попу в библиотеке, низко согнувшись над очередным толстенным томом и запоем читал книги, изредка поправляя сползавшие на кончик курносого носа огромные очки.
Поскольку окружающие не принимали его, весь мир мальчика ограничивался его комнатой: он играл в карты с привидениями, в прятки - с тенями и читал сказки, привалившись к теплому боку того-кто-живет-в-шкафу. И лишь одно омрачало его существование - слишком крепкий сон, лишавший его возможности узнать, существует ли подкованный монстр на самом деле.
И вот, однажды мальчик решил выяснить правду. Выпив дневной запас родительского кофе, запасшись интересной книжкой, фонариком и шоколадным печеньем, Харви затаился в своей кровати, накрывшись с головой одеялом и старательно притворился спящим.
Настенные часы лишь вздыхали шестеренками, покачивая маятником ”ох-уж-эти-де-ти”, но все же нехотя пробили полночь, деликатно приглушив звук.

Чудик

http://s4.uploads.ru/SpAYJ.jpg

Отредактировано Джонс (2016-10-08 17:48:25)

+1

5

- Не стоит, я всегда был красавчиком! Просто не всем дано видеть истинную красоту, человек, - фыркает Джо, подставляя голову под ласкающую руку, - Но сегодня я готов сделать тебе подарок. Я могу принять любой облик. Какой тебе нравится? Ты не представляешь, каких только вещей боятся люди... да и не только люди. Так что у меня нет ограничений, захоти ты даже, что бы я стал знойной блондинкой. Хотел бы?
Джо смеётся. Он любит разговаривать с этим человеком, он каждый раз появлялся в разных обличьях, это было своего рода их маленькой игрой. Разве что свой настоящий, бесформенный неопределённый облик, Джо не разу не показывал. Да и не стоило наверное - не было в нём ничего интересного, люди всегда любили побольше когтей и зубов.
- Да, чем ты становился старше, тем больше наглел. В детстве ты хоть немного опасался! Это задевает мою профессиональную гордость.

***
Это и правда всегда его задевало.
Человеческая память не чета его - он помнить всё одинаково чётко, как будто это случилось с ним вчера. Стоит только покопаться, и он может как вживую увидеть, как располагались пятна на шкурах, которыми прикрывали себя люди каменного века, так трогательно боявшиеся просто темноты.
Первая же встреча и пускает привычную действительность под откос. Джо не имел привычки ходить по одним и тем же местам слишком часто, но дом  этот неизменно привлекал его обилием страданий. Нервная дёрганная женщина, боящаяся каждой тени, редко появляющийся, с сведёнными в вечно скорбной гримасе губами, мужчина, который однажды и вовсе исчез. Эти люди не вызывали Джо и малой толики интереса, как иногда бывало, но были неизменно вкусны, а страхи их даже не надо было пытаться вызывать, они и так в них жили. Это был долгий перерыв, и явившись в этот какой-т вечно неряшливый дом, Джо уловил что тут, за год его отсутствия, что-то изменилось.  Что-то это был маленький мальчик, которого раньше не было. Если бы Джо мог испытывать жалось - он бы пожалел его. Дом этот, было последнее место куда можно было хотеть переехать. С каждым годом тут становилось тоскливей и с каждым годом он привлекал сюда всё больше нечисти. Нехорошей, недоброй. Если бы люди видели, они бы поразились тому, как были раскормлены тут туши упырей, питающихся тоской. Один из них занимал весь первый этаж и женщина, с каждым годом всё больше истончавшаяся, то и дело ходила сквозь него. Скоро они, в том числе и сам Джо, выпьют её окончательно. Она окончательно расклеилась, после того как исчез муж, ей отчаянно не хватало того, кто поддержал бы её. Джо пролезая судя год назад видел, что надеется ей не на кого, на столе лежало распечатанное письмо и полупустая бутылка - родственники только и ждали того, когда старый дом перейдёт к ним во владение.
И тут - мальчик. В доме, который вот-вот перейдёт к людям, которые едва ли будут любить его. О, это могло стать отличной кормушкой в будущем. Несчастливые семьи залог его, монстрячей, сытной бытности. И Джо поддался своему желанию попробовать нечто новое, а не упиваться вновь привычным коктейлем страхов миссис Робертс.
Полночь было хорошее время, оно само по себе вызывало в людях суеверных страх и Джо тенью скользнув в тенях лестницы, скользнул под детскую кровать. Там лежал носок, кубик и бумажки - привычный набор. Ещё был старый футбольный мяч, очень новый и при этом пыльный, словно его загнали туда сразу после того как купили и не разу так и не вспомнили. Джо фыркнул - малец явно был из "ботаников".
Джо прислушался, скользнул по поверхности детских хаотичных мыслей. Мальчик старательно притворялся спящим, это было почти трогательно. "Чего ты боишься", шептал себе под нос Джо и ворошил, ворошил, ворошил, что бы достать потом из мыслей самый большой детский страх. Он помнил - он был тогда поражён, настолько он был несвойственен этому возрасту, настолько он не ожидал найти нечто такое ценное.

***
- Между прочим ты в первые несколько раз действительно испугался, - Говорит Джо и в голосе его улыбка, слышная даже при том что он не вылез из-под кровати, - Это было прекрасное и короткое время, когда ты давал мне себя попробовать. Ты настоящий деликатес, знаешь? Чем меньше у человека страхов, тем более они ценны в наших глазах. Я знаешь ли потом долго ещё страдал вечной неудовлетворённостью, вкус всегда был не тот. Но ты решил записать меня в свои друзья.

+1

6

Харви, как и все дети, раньше боялся очень многого: зубного врача, диких животных, развода родителей… Но с тех пор, как научился читать, страхов поубавилось - ведь когда ты знаешь ”врага” в лицо, бояться его как-то неловко.
Мальчик не боялся темноты, а чего ее бояться, она мягкая и в нее уютно кутаться, сидя на подоконнике и рассматривая звезды.
Шкафный монстр? Он пахнет стиральным порошком и апельсиновыми корками, на его большом теплом боку так удобно читать книжки!
Призраки и вовсе не вызывают чувства страха, они знают столько интересных историй, и благодаря им Харви лучше всех в школе знает историю.
Упыри? Поначалу мальчик на них сердился, кричал, требуя оставить в покое маму, но когда увидел рядом упыря гнева с довольной мордой, понял, что его действия бессмысленны. Малыш Робертс был очень сообразительным ребенком.
Нет, не нечисть приносила несчастья в их семью, а люди. Их не прогнозируемые, не поддающиеся логике вычисления поступки, мечущиеся из крайности в крайность эмоции и то странное наслаждение в их глазах, когда другому было больно.

Харви очень боялся увидеть однажды подобное наслаждение в своих глазах и поэтому редко смотрелся в зеркала. он старался не причинять боли другим, и всегда был вежлив и деликатен, не позволяя себе вспышек агрессии даже в ответ на самые гнусные издевательства.

***

- Блондинки… - Старик усмехнулся, обнажив беззубые, затвердевшие за многие годы десны. - У меня их было много, - суетливые пальцы успокоились, сухая ладонь расслабилась, пригревшись на голове Джо, - спасибо, друг, я видел в этой жизни достаточно, и высшие силы посчитали, что даже слишком. - Пожевав ввалившимися губами, он прикрыл затянутые пленкой слепоты глаза, скрывая ото всех - кроме теней - скатившуюся по изрезанной морщинами щеке слезу.

***

- Попался! - Маленький мальчик, неожиданно свесив голову вниз, резко включил фонарик и на короткое мгновение осветил пространство под кроватью. - Ой, нет, батарейка села. - Протянул расстроенно, сползая на пол и машинально поджимая пальцы на ногах от прикосновения к прохладной поверхности.

***

- Ты же знаешь, я никогда не боялся ТЕБЯ, - ласковая теплота в голосе старика перекрыла натужный сип легких, - ты самое прекрасное, что со мной случилось за всю жизнь. - Голос старика становился все тише, уже шелестя едва различимым шепотом, слова слетали с бледных губ опадающей листвой, тихо и печально.

0


Вы здесь » Скарфолк » нечто совершенно иное » Раскажи мне, как ты спишь?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC