Скарфолк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скарфолк » эти прекрасные лица » Редьярд Бирн, хирург-судмедэксперт


Редьярд Бирн, хирург-судмедэксперт

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ЕГО ЗОВУТ РЕДЬЯРД БИРН

http://65.media.tumblr.com/291d889aa3cfb5404b14ae2dc673d263/tumblr_n42n90sHFR1rwda4io7_250.gif http://67.media.tumblr.com/13fd7374013ad13a186c9890f541145f/tumblr_n42n90sHFR1rwda4io5_250.gif

И В СКАРФОЛКЕ ОН ИЗВЕСТЕН КАК ХИРУРГ, ПОДРАБАТЫВАЮЩИЙ НА ПОЛСТАВКИ СУДМЕДЭКСПЕРТОМ.
А МОЖЕТ БЫТЬ, НАОБОРОТ.

Он появился на свет 14 февраля 1938 года и ныне ему стукнуло 48 лет.

В его имущество входили: небольшой, но по-холостяцки удобный дом с воющими по ночам то ли от скуки, то ли от старости трубами, авангардно заваленный грудами необходимого хлама, вершину которого венчала бутылка полувыдохшегося коньяка, огромным книжным шкафом, из которого постоянно сбегали «Как быть счастливым в семье», «Прихоти удачи» Корнеги и «Самодисциплина за 10 дней: как перейти от думания к деланию» Брайанта, каждый вечер обнаруживающимися запутавшимися в газоне, вечно лохматом несмотря на настойчивый голос в голове, или упарившимися в беленую оградку. Ещё у Редьярда были две кошки, Первая и Вторая, видящие того, кто живёт чулане, и жако Джо, считающий кошек низшими созданиями. И была у Бирна дочь, которую он тоже считал в какой-то мере своей собственностью, но у дочери на сей счет имелось другое мнение.
В сущности он был простым человеком, что не отменяло родственных связей в лице маменьки, папеньки, старшего брата и младшей сёстры, любящих считать себя людьми непростыми, а так же трёх бывших жен, которые не хотели жить в чулане, потому что там уже жил кто-то другой, кого так не любят кошки.

Он слушал блюз, джаз и рок, иногда играл на пианино и не так уж редко молился святой троице – светлому, тёмному и нефильтрованному.

По вечерам он заседал в пабе «День удался», запивая (не)удавшийся день или пил полувыдохшийся коньяк с попугаем Джо и тем, кто жил в чулане, читал научную фантастику, после ему часто снились ничего не значащие кошмары, вроде препарирования свежего трупа на сцене голышом под хохот аудитории, или сны, которые он не мог вспомнить с утра. Иногда ему снилась дочь, учащая отца самодисциплине и тому, как начать жить.

Если бы его отправили на необитаемый остров, то он бы прихватил с собой свою хирургическую сумку, потому что там есть все необходимое для выживания от скальпеля и реберной пилы до прочных шелковых нитей и кусачек.

А самым приемлемым из возможных Апокалипсисов ему виделся природный катаклизм, потому что вокруг и так слишком много фантастики.

БЕСХИТРОСТНАЯ ИСТОРИЯ ЖИЗНИ

Родился в одной их тех семей, где принято вести генеалогическое древо от тех самых первых поселенцев, в мае 1607 года достигших Чесапикской Бухты, и чьим родоначальником был чуть ли не адъютант капитана Смита. Однако значимостью своего происхождения не проникся, хоть и унаследовал фамильное самолюбие и некоторую надменность.
Воспитывался в элитной школе-пансионе с шести лет, что не способствовало укреплению семейных уз, зато придавало семье больше значимости. В школе не раз ставился вопрос о его исключении в связи с недостойным поведением - Ред всегда отличался как буйным нравом, так и завидным воображением, и никогда не отличался серьезностью, но каждый раз вердикт выносился в его пользу. Бирн неизменно показывал на экзаменах и тестах хороший результат и вообще мыслил неординарно. Да и вмешательство отца с его связями и деньгами наверняка имело место. Как можно легко догадаться, хипстерство не могло обойти его стороной.
По завершении обучения в пансионе поступил школу здравоохранения Калифорнийского Университета, где познакомился с первой женой. Девицу с корнями полностью одобрило семейство, однако брак, чьим плодами стали разочарование и дочь, по решению суда оставшаяся с матерью, не продлился и трех лет. Впрочем, экс-супруги сохранили довольно ровные отношения, поздравляя друг друга на рождество и с днем рождения. Так же бывшая не мешала Редьярду продолжать общение с дочерью, хотя и опасалась, что довольно эксцентричный отец может негативно повлиять на ребенка. На первый взгляд обошлось без этого.
Параллельно с обучением в Университете поступает на медицинские курсы, выбрав хирургию как свою будущую специализацию. Уже ассистируя в госпитале повторно женится на сестре пациентки. Роман нельзя было назвать бурным, им было просто комфортно вместе.
Брак продлился немногим дольше первого, но уже совершенно по другой причине. Отношения начали рушиться после смерти их сына во время преступного нападения в торговом центре. Редьярд винил себя в том, что не смог защитить мальчика, хотя и сам был ранен, хоть и несерьезно, мать ребенка тоже отстранилась от мужа, заведя в итоге роман на стороне в попытках начать жизнь заново.
После трагедии отношения хирурга, получившего к тому времени диплом, на работе тоже испортились. Бирн стал раздражительным и вспыльчивым, сделавшись еще невыносимее, чем раньше. После очередного привода в полицию за нарушение общественного порядка, коп, расследовавший подробности нападения, предложил Редьярду место патологоанатома в их департаменте и мужчина неожиданно согласился. У трупов было одно неоспоримое преимущество перед живыми - они молчали и умели прекрасно слушать.
Редьярд приступил к работе на новом месте, и был вполне доволен жизнью, беседуя со своими пациентами за жизнь и участвуя в посиделках в баре с детективами из убойного отдела, на время пополнив их холостяцкий клуб, пока не наступил на все те же грабли в третий раз. Третья женщина, имевшая сомнительную честь быть обладательницей его сердца, руки и кошелька, вошла в жизнь мужчины совсем уж внезапно. Эбигайл Лезерби просто напросто вдруг ожила прямо на прозекторском столе, когда Ред уже готов был вскрыть ей грудную клетку. В деле фигурировали редкий яд, азиатская религиозная секта и много прочих веселостей, но Бирна с его новой судьбой это уже мало касалось. Как он оказался в церкви у алтаря до сих пор не понимает. Наверное, не успел отойти от шока.
Два года назад пережил третий развод - самый разгромный в его жизни. Хотя ничего удивительного в этом не было, склад характера его был таков, что на протяжении всей жизни его могла любить только дочь, с которой он не прерывал общения. По результатам бракоразводного процесса мужчина остался посреди пустой квартиры в центре Нью-Йорка с голодными кошками на руках, с которыми и доел последнюю венскую колбаску, страдающую в холодильнике от одиночества.
Сдав зверинец на поруки сестре и поддавшись на старости лет набирающему обороты веянию свободной жизни и свободной любви, пускается в вольный автопробег по Штатам, во аремя которого врача и заносит в Скарфолк. Чуть не сойдя за короткие выходные в городке с ума, просыпается с осознанием, что уже не способен больше удивляться и начинает воспринимать местные порядки как само собой разумеющееся. Чтобы перейти мост, необхожимо кинуть троллю монетку? Запросто. По улицам расхаживает то ли женщина без одежды, то ли одежда без женщины? По телику и не такое показывают. А уж предупреждающие объявления об опасности детей и вовсе логичны, поверьте дважды отцу! Продав квартиру, он покупает дом в Скарфолке, занимая в провинциальном городке сразу две должности - судмедэксперта, заняв место окончательно спившегося предшественника, и хирурга в детском отделении городского госпиталя, до последнего времени успешно совмещая обе практики в связи с малочисленностью пациентов обоих видов. С детьми Редьярд всегда ладил хорошо, по словам бывшей номер три потому, что "он вечный подросток в расцвете переходного возраста. К тому же в их обществе он в полной мере ощущает свое превосходство".

А лицо его всегда напоминало окружающим о Тоби Стивенсе.

ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ ЗАЛЕЗТЬ ВАМ В ГОЛОВУ?
Хорошее чувство юмора, хоть и принимающее зачастую мрачные оттенки, любит детей и животных, профессионально подходит к делу, в меру амбициозный, в работе ответственен, хитрый, умеет импровизировать и подстраиваться под обстоятельства, не теряется в критических ситуациях, гибкий ум, хорошее воображение, снисходителен, не злопамятен, с немногими близкими и друзьями заботлив в своей несколько грубовато-хамоватой манере, поэтому эту заботу часто не замечают.
Но вместе с тем…
Склонен к самолюбованию, несколько надменен, конфликтен, не терпит чужого вмешательства в свои дела, в быту его профессиональная выдержка и сдержанность испаряются, уступая место нетерпеливости и почти детской капризности, не доверяет правительству и официальным СМИ, резок на язык, лишен стеснения - "что естественно, то не безобразно", импульсивен и эмоционален, циничен.
После третьего развода считает себя убежденным холостяком, любит сатиру и чёрный кофе без сахара, знает два иностранных и один мертвый язык - немецкий, французский и латинский. Верит, что если в стакане наполовину убыло, то в тебе - прибыло.

КОПОРАЦИЯ ЗНАЕТ О ВАС ЧУТОЧКУ БОЛЬШЕ

Планы на игру: бесить и побеждать.

Контактные данные: almirante.iver

пробный пост

[audio]http://pleer.com/tracks/5995375gy3R[/audio]

Земля уходила из-под ног, осыпалась мириадами раскаленных, жалящих песчинок. Дрожал иссушающий легкие воздух, дрожало солнце, выжигающее глаза, дрожали охряные, рыжие дюны, вздымающиеся к неподвижным, прозрачным, будто нарисованным акварелью небесам. Они неспешно, неторопливо, покачиваясь, уходили к морю, верблюжьими горбами бороздя океан песка… Караван верблюдов, корабли пустынь… целая армада ракетоносцев… ввести в залив и вдарить со всех орудий… Черные глаза караванщика маслянисто блестят, маслянистая приторная улыбка и жгучая ненависть во взгляде: «не говорить», мать его, «по англиски». Ройл выдергивает из-за тюков за плечо  мальчишку, направляет на него автомат, и «англиски» вдруг вспоминается. Много-много английских слов. Лживых слов. Убью, гада, руки вверх, мусульманская собака…
Воды, хотя бы один глоток…

Вода водопадом стекает со шлема, заливает глаза, нос. На толстые подошвы армейских ботинок налипли тонны грязи, мокрая одежда тянет к земле, лямки рюкзака врезаются в плечи. А ливню все нет конца, он идет уже целую вечность, мир захлебывается в хлестких потоках. Всемирный потоп – еще немного, и придется учиться дышать под водой.
- Быстрее, салаги,- орет взводный капитан, такой же мокрый и грязный. - Не на прогулке в парке!
Орет громко, вода ему не мешает, значит, он уже умеет дышать, как рыбы. Впереди еще километры грязи, захлебывающейся земли. Спросить у него? Кто врезал ему жабры? Нет, не стоит. Наверняка это Нейн, проклятый жид, сбывающий налево вакцины и торгующий «шилом» из-под полы. А у МакГиннеса ни «шила» нет, ни денег, так что и спрашивать без толку, чтоб он треснул…
- Оружие вверх! – сквозь литры воды сиреной воздушной атаки прорывается голос взводного, - В брод!
Бронетранспортером Лукас врезается в толщу воды. Река кипит от падающих капель, от полусотни вспотевших разгоряченных тел, бурлит бурыми водами. В голове не осталось ничего, кроме бешенного стука сердца и тупого устремления вперед.
- О’Брайан, винтовку выше! Выше руки, девочки, выше! Резче шаг, балетом будете заниматься дома!
О’Брайан вскидывает оружие вверх, но оступается и с головой уходит в мутную, черную воду – только тонкие пальцы с побелевшими костяшками сжимают вороненый металл. Люк нашаривает под водой воротник его камуфли и одним усилием вздергивает парня на воздух. Отплевывающийся кадет поворачивает к нему бледнее лицо.
- Джерв?!
- Надо было убить меня, пока была возможность, Скайуокер.
В перестук дождевых капель врывается траурная барабанная дробь штурмовой винтовки, раскаленные куски свинца и стали вгрызаются в его плоть. Колени подгибаются.
- Винтовку выше, Тетч! Бар-раны! Вперед! Быстрее!
Серо-синий водный мир окрашивается красным, он падает с мыслью, что в реке жабры точно бы пригодились…

Раскаленный песок наждачной бумагой впивается в щеку. Изодранная камуфля не спасает от жара. Зачем они ворвались в этот горящий ад? Здесь нет ничего, кроме песка, солнца и нескольких миллионов людей, жаждущих смерти неверных. Господи, зачем ты создал людей такими разными? Почему ты не вынул камень из руки грешника? Или в том заключалась твоя воля? В этом?
Мы привыкли, что нас боятся. Мы большие, мы сильные, у нас дорогое оружие, крепкие броневики и легкие багги. Сильнее, быстрее, выше!

Белая пыль за зданием военкома налипла на ссаженную скулу, быстро пропитываясь кровью. Люк поднялся и ударил, метя пудовым кулаком в челюсть кадету. Худой и какой-то тонкий парнишка ушел в сторону и ударил коленом в солнечное сплетение. МакГиннес согнулся, пытаясь вдохнуть. Следующий удар прилетел откуда-то слева, опрокидывая его на землю.
- Ты смотри, какой упрямый.
- Ага. И тупой. Пошли отсюда, пока никто не спалил.
Они учились здесь дольше, они умели драться. Сражаться, а не махать кулаками в надежде съездить побольнее. И они были в своем праве, оставляя валяться в пыли зарвавшегося новобранца.

Тихие шаги, скрип песчинок под подошвами, легкое движение воздуха. В поле зрения кеды и обтрепавшийся край джинсов. Здесь никто не носит кед с оранжевыми шнурками и джинсов.
- Ну что, нравится? Вставай.
Люк приподнял голову. Да, это он. Только он носил оранжевые шнурки и футболку с растянутым воротником. Воротник растянул Лукас сам, когда таскал за него упыриного заморыша. Над всклокоченной головой прозрачное акварельное небо, ветер бьет по лицу охряными крыльями, песком скрипит на зубах.
- Ты убил меня…
Из трещин на губах выступает кровь. Джервис садится возле него на корточки, непривычно спокойный, с внимательным любопытством в глазах. Парень стянул с головы солдата бандану из майки, тщательно, осторожно стал оттирать с его лица замешанную на поте пыль.
- Разве ты мертв?
- Нас дезинформировали… Точка выброса была рассчитана неверно, мы попали в засаду. Парни… остались там…
- Но разве ты мертв?
- Я их не бросал, - испуганно зашептал Люк, оправдываясь, - меня отбросило взрывом и засыпало щебнем. Меня не нашли. А когда я очнулся… никого не было. Я не предатель!
Кеды с оранжевыми шнурками уже наполовину засыпало песком. Тетч с отстраненным интересом изучал армейский жетон МакГиннеса.
- Ты снова меня убьешь. Закончишь дело. Или это сделает за тебя пустыня.
- Зачем мне это? – вскидывает брови парень, - Я убил Скайуокера. Умрет ли Лукас МакГиннес – решать только тебе.
Джервис встал, клонящееся к западу солнце на мгновение осветило его золотым ореолом.
- Стой! Не уходи… Лучше убей меня, но не оставляй одного в этом аду.
- Кто тебе сказал, что ты один?
Из-за его спины начали выходить тени. Терренс Райли – три отверстия в груди, оторвана рука. Шин Кэхью – изрешечен шрапнелью. Морган Блэк – множественные ожоги.
- Вы пришли за мной?
Райли улыбается. Наверное, это первый раз, когда Люк видит его улыбку. Улыбка ему идет, жаль, Терри не улыбался при жизни. Капитан качает головой, неуклюже присаживается на песок рядом с другом и вкладывает в его ладонь звенящую связку жетонов. Пальцы сжимаются на теплом металле.
- Я передам.
Шуршание колес по песку, звук возбужденных голосов. На Люка падает тень, его приподнимает и несет куда-то. Наверное, песчаные волны вынесут его в океану, а он так и не обзавелся жабрами…
- Я обязательно передам…

Отредактировано Редьярд Бирн (2016-09-27 23:39:53)

+3

2

Х Р О Н О Л О Г И Я
Слухи о враче распускают его пациенты. Поэтому патологоанатома
очень пугали расползающиеся о нем слухи.

Отредактировано Редьярд Бирн (2016-09-28 00:26:16)

0

3

С П И С О К  К О Н Т А К Т О В
"Для нас нет бедных и богатых, и перед нами все равны!" —
Сказал патологоанатом и вытер скальпель о штаны.

Отредактировано Редьярд Бирн (2016-09-28 00:24:13)

0


Вы здесь » Скарфолк » эти прекрасные лица » Редьярд Бирн, хирург-судмедэксперт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC